Арт-терапия в реабилитации наркозависимых — Богачев Олег

В статье описывается применение арт-терапии в ряде учреждений Санкт-Петербурга, созданных с целью лечения и реабилитации наркозависимых. В одном из таких учреждений групповая тематическая арт-терапия применялась в течение последних четырех лет. Автор иллюстрирует свою работу примерами, показывающими диагностический и терапевтический потенциал различных арт-терапевтических практик, связанных, в частности, с рисованием мандал, исполнением перформансов, созданием автопортретов. Также дается краткая характеристика арт-терапевтических занятий на базе общинного культурно-оздоровительного клуба.

Введение
В этой статье представляется опыт работы, связанной с применением арт-терапии в реабилитации наркозависимых. Такая работа проводится мной в течение последних нескольких лет в ряде учреждений Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Первые попытки использования различных методов творческого самовыражения и арт-терапии в реабилитации бывших наркозависимых были сделаны мной во время работы в общественной организации, которая располагает загородным стационарным реабилитационным центром. В последующем некоторые освоенные мной арт-терапевтические методы стали использоваться на базе клуба поддержки бывших наркозависимых и других специализированных центов. Внедрение арт-терапевтических методов в деятельность данных учреждений происходило постепенно, по мере освоения мной все новых приемов работы и развития профессиональных навыков арт-терапевта. Многое приходилось делать впервые, поскольку опыт применения методов творческого самовыражения в реабилитации наркозависимых в нашей стране пока остается весьма ограниченным.

Характеристика организации и реабилитационного центра

Организация основана в 1988 году как одна из форм негосударственной поддержки людей, вставших на путь избавления от наркотической зависимости. Организацией были созданы такие формы их поддержки, как амбулаторное консультирование, краткосрочная профилактика рецидивов, долгосрочная реабилитация с медико-социальным сопровождением, а также психологической и духовной поддержкой бывших наркозависимых. При активном участии самих пациентов был построен стационарный реабилитационный центр с церковью, мастерскими и фермерским хозяйством.

На базе реабилитационного центра я работал, начиная с середины 1990-х гг. Были сделаны попытки внедрить индивидуальную и групповую психотерапию, ориентированную на реконструкцию личности бывших наркозависимых и гармонизацию их отношений с миром. Важное место в деятельности центра занимала терапия занятостью (работа на ферме, обслуживание хозяйственных нужд центра), а также христианские ценности, рассматриваемые как один из факторов психологической и духовной поддержки проживающих в центре. С самого начала существования организации «Возвращение» ее деятельность осуществлялась на безвозмездной основе. Все услуги предоставлялись наркозависимым бесплатно. В то же время, важную роль играла спонсорская помощь.

В процессе реабилитационной работы центра можно выделить следующие основные этапы работы с наркозависимыми:

*
первый этап – диагностический/ознакомительный (диагностика констатирующая и текущая),
*
второй этап — адаптация к условиям реабилитационного центра,
*
третий этап – нормализация и поддержка психического статуса, постепенная реконструкция личности, гармонизация системы отношений,
*
восстановление нормального психического и социального функционирования личности, развитие и совершенствование ее адаптационных механизмов, генерализация и поддержка достигнутых лечебно-реабилитационных эффектов.

Начальный опыт применения на базе реабилитационного центра методов вербальной психотерапии и консультирования говорил о большой сложности доступа к переживаниям наркозависимых. Сложности в осознании и выражении ими своих чувств, в сочетании с выраженными защитами и сопротивлениями часто оказывались непреодолимым препятствием для тех форм психологической помощи, которые основаны на вербальном взаимодействии с пациентами. К этому добавлялись кадровые и материальные трудности, что заставило нас отказаться от традиционных форм психологической помощи и искать новые пути работы с наркозависимыми. Одним из них явилась арт-терапия и методы творческой реабилитации.

Арт-терапия и методы творческой реабилитации как составная часть деятельности реабилитационного центра

Одним из достоинств методов творческого самовыражения и арт-терапии в реабилитации наркозависимых является то, что эти методы основаны на невербальном выражении чувств. Это обеспечивает более свободное раскрытие пациентами своего внутреннего мира и более высокий уровень их психологической защищенности и комфорта в процессе занятий, по сравнению с вербальной психотерапией. Как отмечала одна из родоначальниц арт-терапии М. Наумбург, «арт — терапевтическая практика основана на том, что наиболее важные мысли и переживания человека…могут находить выражение скорее в виде образов, чем в словах…Приёмы арт-терапии связаны с представлением о том, что в любом человеке…заложена способность к проецированию своих внутренних конфликтов в визуальные формы. По мере того как пациенты передают свой внутренний опыт в изобразительном творчестве, они очень часто становятся способными описывать его в словах» (Naumburg M., 1958, P. 511).

Зачастую лечебно-коррекционные эффекты арт-терапии могут проявляться благодаря изобразительной деятельности, даже при отсутствии последующей вербализации переживаний, что связано с действие целого ряда терапевтических факторов и механизмов (релаксация, катарсис, развитие навыков самоорганизации и принятия решений, переживание инсайта и др.). Если же изобразительная деятельность осуществляется в группе, это создает предпосылки для обмена опытом на вербальном, так и невербальном уровнях, а также осознанию общности переживаний, что может вести к преодолению характерных для наркозависимых чувств одиночества и изоляции. Весьма ценным также представляется то, что арт-терапия стимулирует раскрытие творческого потенциала личности и активизирует ее защитно-приспособительные механизмы.

Таким образом, начиная внедрять арт-терапию в деятельность реабилитационного центра, мы рассчитывали на то, что она позволит решать задачи реабилитации наиболее мягко и опосредованно, обеспечивая вовлечение пациентов в разные виды творческой деятельности, приводящие к комплексным положительным эффектам.

Еще до знакомства с теорией и практикой арт-терапии мы опытным путем пришли к использованию некоторых форм творческой реабилитации пациентов, убедивших нас в ее перспективности. Так, организуя свободное время реабилитируемых, мы провели целый ряд культурно-досуговых мероприятий. Одним из них был конкурс «Лейся песня, пританцовывай нога». В ходе конкурса его участники исполняли танцы народов мира, чечётку, танго, вальс и рок-н-ролл. Состоялось выступление шумового оркестра. В трагикомических циклах КВН (клуба ворчливых «небывалов»), в мюзикле «Один день из жизни Семён Семёныча Наркухина», в постановке спектаклей «Евгений Онегин» и «Сказка о рыбаке и рыбке» проглядывались аналоги драматерапии. Во время поэтических вечеров, посвященных творчеству А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, женской поэзии России (З. Гипиус, А. Ахматова, М. Цветаева, Ю. Мориц и др.), поэтам Золотого Века (А. Фет, Ф. Тютчев, Н. Некрасов, А. Майков и др.) мы увидели многочисленные подтверждения благотворного влияния творческой активности реабилитируемых на их самооценку и отношения друг с другом, а также их эмоциональное состояние.

В дальнейшем, начав целенаправленно изучать методы арт-терапии, мы перешли к их систематическому использованию. Наиболее приемлемой организационной формой арт-терапии для центра, исходя из оценки его финансовых и кадровых возможностей, а также средней продолжительности пребывания в нем пациентов (3-4 месяца), оказалась краткосрочная тематическая группа (Копытин А. И., 2002а, 2003). Группы были полуоткрытыми и состояли из 15-20 человек, возраст которых колебался от 18 до 30 лет. Женщины составляли примерно 30% от общего числа участников. В групповых занятиях обычно участвовали всё пациенты, которые находились в реабилитационном центре, за исключением больных и дежурных. Групповые занятия, как правило, проводились два или три раза в неделю, продолжались два часа и имели обычную структуру. Начинались с «разогрева», переходя затем в основную фазу, связанную с раскрытием какой-либо темы в рисунке или иной творческой продукции. После этого происходило обсуждением работ в круге, после чего группа постепенно переходила к завершению работы.

Ведущий обычно был директивен в плане структурирования групповых занятий и определения ведущих тем или упражнений. В то же время, атмосфера в группе была достаточно демократичной. Учитывалась разная готовность участников группы к включению в работу, что могло определяться их физическим и психическим состоянием.

В ходе работы группе могли предлагаться такие темы и техники, которые направлены на прояснение и коррекцию отношения участников к себе и окружающим («Автопортрет», «Мои жизненные цели», «Мои друзья в прошлом и настоящем», «Линия жизни» и др.), стимуляцию внутригруппового взаимодействия и развития коммуникативных навыков (групповой и парный рисунок или фреска). Важное место в работе группы также занимали арт-терапевтические техники, которые обеспечивают релаксацию и снятие эмоционального напряжения и способствуют развитию навыков саморегуляции. Некоторые из них могли служить инструментом глубинно-психологической диагностики, обеспечивая доступ в неосознаваемому психическому материалу и интеграцию опыта переживания измененных состояний сознания (техника рисования мандал).

Выбор тем и техник работы определялся, исходя из оценки потребностей группы, а также общих задач реабилитации. Кроме того, применение некоторых приемов и техник групповой работы служило задаче профилактики рецидивов. Процесс групповой арт-терапии включал следующие три основные этапа: (1) этап исходной диагностики и формирования терапевтических и групповых отношений; (2) основной этап, ориентированный на реконструкцию личности и гармонизацию системы отношений реабилитируемых; (3) завершающий этап (Копытин А. И., Свистовская Е. Е., 2006)

На первом этапе работы происходило следующее:

*
проведение предварительных собеседований с реабилитируемыми, их подготовка к участию в групповых занятиях; выяснение истории и механизмов формирования зависимости, формирование мотивации к арт-терапевтической работе;
*
начало работы в группе, знакомство участников группы друг с другом и ведущим, формирование взаимного доверия; освоение изобразительных и иных экспрессивных средств.

Наосновном этапе арт-терапевтического процесса происходило следующее:

*
постепенное психологическое самораскрытие участников (индивидуальных потребностей, чувств и проблем) в изобразительной и иной творческой деятельности и обсуждениях;
*
развитие и укрепление групповых отношений;
*
проработка внутриличностных конфликтов, изменение у реабилитируемых представлений о себе и других; получение ими нового опыта и освоение новых навыков.

На завершающем этапе группового процесса происходило подведение итогов групповой работы, закрепление полученного опыта и навыков, а также планирование участниками группы конкретных шагов по применению полученного опыта в повседневной жизни.

Так, уже на первых занятиях, с целью сближения участников группы и формирования взаимного доверия, а также прояснения механизмов и истории формирования зависимости нередко применялись такие темы и техники, как кинотерапия, знакомство посредством фотографий и создания фотоплакатов, рисунок «Линия жизни», «Прошлое, настоящее, будущее». С целью снятия напряжения и создания у участников группы комфортного состояния нередко применялись техники рисования в круге (мандалотерапия) и акватипии.

По мере укрепления групповых отношений и самораскрытия участников группы начинали более активно использоваться интерактивные техники, такие, как групповой и парный рисунок и фреска. Кроме того, нередко использовались техники драматизации, включая и такую форму работы, как перформанс. В то же время, сохраняли свое значение техники, направленные на эмоциональную саморегуляцию (мандалотерапия). С использованием различных экспрессивных средств происходило постепенное прояснение жизненных целей («Чего я хочу достичь на физическом, эмоциональном, интеллектуальном, духовном уровнях») и актуализация ресурсов. Последнее зачастую достигалось путем работы с личными фотографиями, создания фотоколлажей и предметных скульптур, а также работы в технике акватипии).

Завершение групповой работы было ознаменовано подготовкой к постреабилитации: происходила дальнейшая актуализация ресурсов (в том числе, возобновление контактов с родственниками), подготовка к поискам работы или учёбы, наведение «мостов», передача специалистам. При этом нередко использовалось рисование успехов в прошлом и настоящем, создание автопортретов, написание сценариев и созданием перформансов на темы «Я вчерашний, я завтрашний», «Путь», «Возвращение», «Дорога к себе» и т. д.. Ниже приводятся примеры некоторых тем и техник, которые были использованы на разных этапах арт-терапевтического процесса.

Рисование в круге (мандалотерапия)

Рисование в круге (мандалотерапия) является достаточно распространенным инструментом арт-терапевтической работы, который может применяться в целях психологической интеграции и оценки. Как отмечают А. И. Копытин и Б. Корт, «анализируя структурные и содержательные особенности таких образов и творчески работая с ними, можно не только помочь клиенту лучше понять процесс своего развития, но и активизировать те психологические механизмы, которые обеспечивают преодоление кризисных состояний, связанных с процессом развития» (Копытин А. И., Корт Б., 2006, с. 107). По целому ряду причин мандалотерапия может быть признана в качестве ценного инструмента работы с наркозависимыми. Так, она обеспечивает глубинно-психологическую диагностику и выявление тех неосознаваемых факторов и внутриличностных конфликтов, которые могут лежать в основе развития зависимости. Она позволяет интегрировать имеющийся у наркозависимых опыт переживания измененных состояний сознания («психоделический опыт»), что способствует лучшему пониманию ими таких состояний и их связи не только с приемом наркотических веществ, но и творческими процессами и теми состояниями, которые могут являться условием сохранения здоровья и фактором стрессоустойчивости. Рисование мандал может способствовать развитию у них навыков эмоциональной саморегуляции. Для усиления терапевтических эффектов рисования в круге работа нередко проводилась при мягком освещении или даже при зажженных свечах. Сначала давалась инструкция (нарисовать круг размером примерно с человеческую голову, а затем, расслабившись, заполнить его внутреннее пространство, как хочется, не думая и не пытаясь оценивать то, что получается, используя краски, мелки или пастель).

Нередко перед началом процедуры зажигались свечи, в течение 5-7 минут прослушивалась релаксационная музыка После завершения рисования участникам группы как правило давалось предлагалось дать название своей работе и описать свои чувства и ассоциации, связанные с рисунком и процессом его создания, а также отдельными деталями изображения.

Часто предлагалось создать к рисунку какой-либо художественный текст (поэтический или прозаический), отражающий чувства и образы, подсказанные рисунком. Иногда вербализация вызывала затруднения («не знаю, что сказать», «белиберда»…), особенно у новичков, как правило, «заторможенных» после детоксикации. Нередко обсуждения проходили в малых группах по три-четыре человека или в парах. Каждый участник представлял свою работу и ее комментировал, а затем выслушивал других. Такие обсуждения обычно проходили достаточно конструктивно.

На основе полученного нами опыта можно признать достаточно оправданным рисование мандал участниками арт-терапевтических групп, по меньшей мере, каждые 2-3 недели. Помимо закрепления полученных навыков, периодическое применение этого инструмента обеспечивало динамическую оценку состояния пациентов.

Мандалы пациентов, только что прибывших на реабилитацию, как правило отличаются обилием черного и красного цвета, большая часть рисунка не закрашена, часто преобладают смешанные, грязные цвета. Данные признаки указывают на состояние психического и физического дискомфорта. Границы мандалы при этом плохо обозначены, что может служить индикатором психической дезинтеграции, или, наоборот, проведены жирной черной или красной линией (наличие паранойяльной настроенности или стремление защитить хрупкое «Я»). Комментарии к рисункам отсутствуют или очень скупы и носят формальный или демонстративный характер («Вот такая неразбериха происходит у меня в мозгу», «Без комментариев», «Рисовать я не хотела, рисовала как могла. Отказаться не сумела, получилась ерунда!»). Примеров мандал, создаваемых на начальном этапе работы, может служить рисунок молодой женщины (Рис. 1). Она создала свою первую мандалу примерно через месяц после поступления в реабилитационный центр, в самом начале работы в арт-терапевтической группе. Для создания рисунка она использовала лишь один – черный – цвет, который сгущается к периферии круга и становится более прозрачным, почти белым в центре. Содержательно охарактеризовать рисунок не смогла. Обозначила лишь негативные ощущения холода, сырости и промозглости, ассоциируя их со своей работой.

Продолжая посещать группу, постепенно стала давать более развернутые, содержательные комментарии к рисункам, а сами рисунки стали характеризоваться большей дифференцированностью формы, цветовая гамма рисунков стала более разнообразной, хотя сохранялось преобладание черного цвета. Так, ее мандала, созданная спустя три недели после начала занятий в группе, характеризуется появлением фигуры во внутреннем пространстве круга. Эта фигура сильно смещена в правую сторону, создана с использованием красного и зеленого цветов (дополнительные цвета, указывающие на переживание внутреннего конфликта, борьбу мотивов) (Рис. 2). В целом, более дифференцированный характер изображения и наличие плотного элемента красного и зеленого цветов во внутреннем пространстве круга можно считать благоприятным признаком, указывающим на начавшееся укрепление «я» пациентки, хотя и переживающей пока внутреннюю борьбу.

На начальных этапах работы нередко появляются изображения спирали либо лабиринта, они могут ассоциироваться с путешествием, которое не имеет конечной цели, поиском того, о чём нет ясного представления (отсутствие мотивации на изменения). После второго-третьего занятия пациенты часто изображают расщеплённый круг, символизирующий «Я» и его «тень», борьбу мотивов, внутриличностный конфликт. Такие изображения могут представлять собой пейзажи (море и небо, земля и небо); цвета становятся чистыми. В то же время, нередко используются дополнительные цвета, нередко в рисунке много синего (противоборство с созависимой матерью). Это разделение предшествует появлению нового «Я». На четвёртом-пятом занятии палитра рисунков становится более разнообразной, появляется больше теплых цветов — жёлтого, оранжевого, в меру красного. Усиливается центр, рисунки становятся всё утонченней и гармоничней. Комментарии к рисункам становятся более осмысленными и развёрнутыми («Рождаюсь я из глубины вот этой чёрной массы, но из цветка не выбраться никак, но что-то я пунктиром обозначила и думаю, что это первый шаг»)

У ВИЧ-позитивных пациентов, особенно в начале реабилитации, в рисунках преобладает черный цвет в сочетании с красным или много грязно-красного цвета. Часто в мандалах присутствует изображение креста, что может говорить о переживаемой стигме, «позорном распятии», беспомощности.

После групповой работы у многих пациентов возникало желание получить индивидуальную консультацию. К сожалению, у нас не было реальной возможности поработать со всеми желающими, поэтому разбирались только кризисные случаи, а также уделялось внимание вновь прибывшим или готовящимся покинуть реабилитационный центр пациентам.

Перформанс

Трехмесячный курс реабилитации позволяет проводить длительные по подготовке варианты арт-терапевтической работы, в том числе, те, которые включают элементы драматерапии, использование музыки, то есть интегрируют две и более модальности творческого самовыражения. Одним из таких относительно трудоемких интермодальных вариантов арт-терапевтической работы являлся, в частности, перформанс. В нашей работе перфороманс был связан с подготовкой и исполнением определенного драматизированного действия, наполненного для реабилитируемых глубоким личностным смыслом.

В современной арт-терапетической практике перформанс нередко является своеобразной «реакцией членов группы на групповые процессы и отношения, а также создаваемые художественные образы. Образы часто выступают в качестве основного материала или «триггера» для исполнения перформанса» (Копытин А. И. 2002б, с. 134). В нашей работе использование перформансов становилось возможным на определенном этапе развития групповых отношений, часто подводило своеобразный итог всего арт-терапевтического процесса.

Подготовка к исполнению перформанса как правило происходила в течение 2-3 недель и включала следующие действия:

*
создание двух масок («Я вчерашний» и «Я завтрашний») с их обсуждением и озвучиванием (создание таких масок, ориентированных на прошлое и будущее, приходит в определенное противоречие с принципами используемой в реабилитационном центре 12-шаговой программы, ее девизом «Лишь живя сегодня, мы можем иметь жизнь»);
*
создание рисунка «Линия жизни» или «Мой путь», метафорически изображающего движение от «Я вчерашнего» к «Я завтрашнему»;
*
написание сценария перформанса с условным названиями «Моя жизнь», «Возвращение», «Мой путь» и тому подобное; как правило, сценарий включал три акта — «Детство», «Зависимость» и «Выход»;
*
подбор музыкального или иного звукового сопровождения ко всем частям перформанса, а также выбор актёров, костюмов и декораций, либо создание последний;
*
исполнение перформанса в присутствии группы.

Каждому участнику группы предлагалось подготовить и исполнить свой перформанс; в то же время, выступления отдельный участников, следуя один за другим, являлись составной частью единого процесса и создавали оптимальную среду для выражения и проработки личного и группового психологического материала.

В день выступлений сначала происходило ритуальное начало, а затем пациенты выступали по очерёди, при этом каждый имел на свое выступление от двух до десяти минут. По окончании всех выступлений происходило ритуальное завершение процесса, после чего участники группы переходили к обсуждению чувств и смыслов, связанных с выступлениями.

Как правило, выступления проводились по воскресеньям и записывались на видеокамеру, а спустя 2-3 дня просматривались участниками и снова обсуждались. Работа по подготовке и исполнению перформансов являлась важным событием, которое помогало ребятам в предельно сконцентрированной форме как бы заново пережить свою жизнь, используя для этого средства изобразительного искусства, повествования, музыки, движения и танца. За относительно короткое время они могли сфокусироваться на своих внутриличностных конфликтах, а затем попытаться их выразить и разрешить в драматическом действии.

Подготовка к перформансам часто сопровождалась усилением сопротивлений и оживлением сложного психологического материала, но благодаря предшествующей работе и поддержке группы пациенты как правило справлялись с этой ответственной задачей. Во время выступлений практически все испытывали сильный эмоциональный подъём. При обсуждении многие отмечали неожиданность переживания чувств такой силы (катарсис), состояние глубокого удовлетворения. Нередко обсуждение перформансов переходило в обсуждение общих итогов арт-терапевтического процесса.

Примерами рисунков на темы «Линия жизни» и «Мой путь», созданных на одном из этапов подготовки перформанса, могут служить следующие работы. Первый рисунок (Рис. 3) создан женщиной 23 лет с пятилетним стажем употребления наркотиков. На момент создания рисунка ремиссия составляла два месяца. Рисунок выполнен в виде мандалы с центром желтого цвета. Хотя граница мандалы очень толстая, справа она практически исчезает, что указывает на открытость будущему. Красноречива надпись, обрамляющая образ («Выход есть»), указывающая на решимость в преодолении зависимости.

Другой рисунок создан женщиной 29 лет с полинаркоманией (Рис. 4). Ее стаж употребления наркотиков составляет шесть лет. На рисунке видна женская фигура, над головой которой открывается пространство голубого цвета, с обеих сторон «сдавленное» черным цветом. На фоне голубого цвета видно изображение православного креста, указывая на ту важную роль, которую играет вера в преодолении зависимости у автора данного рисунка.

Автопортреты

Создание автопортретов — ещё одна техника, пользующаяся «популярностью» у наших пациентов. Она позволяет передать и осознать отношение пациентов к себе самим – своей внешности и внутренним характеристикам – и дает очень много для понимания их системы отношений. Нередко работа над автопортретом помогает выразить те эмоционально окрашенные аспекты пациентов к себе, которые трудно поддаются вербализации.

Важным моментом в работе над автопортретом является подготовка и произнесение его автором обращения к себе самому, осуществляемое в форме обращения к портрету, либо от его лица. При этом автопортрет как бы оживает, становится своеобразным двойником автора, с которым он может взаимодействовать и, тем самым, построить новые отношения с самим собой, принять и понять себя.

Сперва прослушивается релакс-музыка и ритуал объединения, когда все участники взявшись за руки в кругу медленно опускаются и, поднимаясь на цыпочках, тянутся руками максимально вверх, затем зажигается свеча и ставится в центр зала, где происходят занятия. В конце занятия ритуал повторяется, свеча всеми вмести задувается. Диапроектором высвечивается контур автопортрета, кто-нибудь прочерчивает его мелком и когда все контуры готовы, начинается процесс созидания авторского портрета. Когда портреты готовы, они размещаются на стенах аудитории, и участникам группы предлагается что-либо сочинить от имени автопортрета и воспроизвести текст для всей группы. Данный момент работы, связанный с произнесением обращения в присутствии других членов группы, хотя и предъявляет дополнительную психологическую нагрузку на пациентов, часто обеспечивает ощущение безопасности и поддержки, помогая справиться со сложными переживаниями, вызванными «встречей» с самим собой.

После зачитывания обращений происходит обмен впечатлениями и обсуждение рисунков и текстов. Большая часть ребят, не готовых к диалогу с автопортретом, с невыраженной мотивацией к выздоровлению, рисуют автопортреты спиной к зрителю, либо с закрытыми глазами, черными очками или капюшонами, надвинутыми на глаза. В процессе представления и обсуждения работ, практически у всех снижается тревога, появляется ощущение большей уверенности в своих силах. Нередко такая работа также помогает актуализировать цели будущего, дать самому себе определенную позитивную установку и закрепить полученные терапевтические эффекты.

Характеристика реабилитационного центра и проводимых на его базе арт-терапевтических занятий

В РЦ пациенты проходят 48-ми дневную, 12-ти шаговую лечебно-реабилитационную программу. Реабилитация платная, мотивация на выздоровление как правило низкая. Я работаю там третий год и веду арт-терапевтические сессии один раз в неделю. Все ежедневные занятия по программе «12 шагов», а также арт-терапевтические сессии проходят в одном и том же помещении с 10.00 до 22.00 часов, с перерывами на обед и ужин.

Работая по заданной реабилитационной программе, ребята очень много пишут и говорят, ведут ежедневный «дневник чувств», поэтому в большинстве случаев они с удовольствием переключаются на художественное творчество. В качестве примера использования интерактивных форм работы в арт-терапевтической группе приведу описание одного занятия, на котором создавался групповой рисунок на тему «Помойка». Предложение данной темы могло способствовать выражению сложных, подавляемых чувств, которые нередко переполняют тех, кто проходит лечение от наркотической зависимости. В рамках данной темы было возможно не только отреагирование чувств раздражения, гнева, обиды, вины, тоски и других негативных переживаний, но и их трансформация и осознание связи этих чувств с различными обстоятельствами в жизни участников группы/

После создания на нескольких склеенных листах ватмана (образующих общую площадь 2 х 3 метра), композиции, явно напоминающей помойку, группе было дано задание описать в свободной форме свои впечатления от процесса и результатов работы. Данная форма вербальной обратной связи позволила отразить многообразие и глубину, связанных с совместной работой эмоций, мыслей и жизненного опыта членов группы. Ниже приводятся некоторые тесты, созданные участниками группы на основе выполненной работы.

«Дымит разлом и
льётся кровь.
Гноится в нём людской порок.
Будь осторожен!
Вот обрыв!
И дна в нём нет,
а боль в нём бесконечна» (С., 29 лет)

«Получился весь тот мусор,
которым занимались,
клубились, ширялись,
тусовались, наслаждались.
Обидно только то,
что мусор в нас
сидит ещё!!!» (А., 25 лет)

«В помойке было всё, что раньше нами воспевалось,
чего хотели мы и чем гордились мы, коль получали-
машины, женщины, утехи.
Но постепенно боль и смерть
Смешалось со всем былым великолепием, а черного и красного
куда уж больше.
И руки хочется отмыть, но просто ли сие мне сделать?» (С., 24 года)

«Здесь жизнь и
смерть, любовь и
боль; здесь страх и стыд,
Надежда и прощенье!
Здесь чей-то Дом
и чей-то гроб.
Всё это не война!
А то к чему
возможно
Прийти!
Но нет,
Я не хочу!» (Г., 26 лет)

«Это то страшное и вонючее
место, где можно оказаться
в любое время, если не перестать употреблять
наркотики.
-Это голод и холод, болезни и
смерть» (Г., 29 лет).

После создания описания, каждый участник группы становился в созданную им часть «Помойки» и зачитывал свой текст, как ответ на увиденное вокруг себя. В конце, по взаимному согласию, композиция была вынесена за края на улицу и сожжена. Многие из участников группы говорили, что почувствовали большое облегчение и разрядку.

Арт-терапия в деятельности культурно-оздоровительного клуба

После выписки из стационара или отъезда из РЦ бывшим наркозависимым (наркозависимым в ремиссии) нужно смело и честно принять себя в непривычно-новом качестве. Таким людям нужно научиться строить принципиально другие отношения с собой и окружающим миром, исходя из осознанной внутренней позиции. Без внешней поддержки это часто дается с трудном.

При этом нормализация среды, в которую попадают вышедшие за пределы лечебно-реабилитационного учреждения, в сочетании с помощью специалистов – врачей, психологов, священников – играют важную роль в поддержании ремиссии.

Кроме этого, могут использоваться различные групповые формы работы, организуемые за пределами лечебно-реабилитационных учреждений, в частности, группы общения, своеобразные клубы бывших наркозависимых. Терапевтическая среда таких групп формирует и поддерживает здоровые социальные связи, решимость и веру в выздоровление, позволяет реализовать положительные качества личности и развивать навыки, необходимые для жизни в социуме. Возможность общения без наркотиков жизненно необходима бывшим изгоям общества.

В культурно-оздоровительном клубе, созданном для поддержки тех наркозависимых и ВИЧ-позитивных ребят, которые находятся в ремиссии, проводятся арт-терапевтические групповые занятия, как правило, не реже трёх раз в месяц. Арт-терапевтический процесс здесь ориентирован на актуальные, здоровые потребности группы. Главная задача деятельности клуба — организация здорового досуга и обеспечение безопасного пространства, свободного от наркотиков.

В качестве примера работы действующей при клубе арт-терапевтической группы можно привести работу на тему «Моя половинка». В ходе занятия ребятам было предложено нарисовать своего реального или воображаемого партнера или супруга (у). Участникам группы были для этого предоставлены цветные мелки, фломастеры и бумага. После создания рисунка необходимо было дать изображенному человеку имя и описать его внешность, манеры, черт характера, профессиональные занятия и увлечения.

После этого каждый создавал посвящение изображенному человеку в стихотворной форме, а затем представлял изображение и зачитывал текст (если был готов это сделать). Работа завершалась обсуждением чувств и представлений ребят о своем реальном или воображаемом партнере или супруге. В результате такой работы несколько ребят осознали, что изобразили своих бывших партнёров, с которыми они давно разорвали внешние отношения, но внутренние отношения остались незавершенными. Кто-то увидел, что изобразил недосягаемый идеал, и что ему следовало бы более реально относится к выбору партнёра (супруга). Часть ребят отчетливо прочувствовала актуальность проблемы близких, интимных отношений, несмотря на её внешнее игнорирование.

Заключение

Четырёхлетний опыт проведения арт-терапии на базе двух РЦ и культурно-оздоровительного клуба доказывает ее востребованность, необходимость и эффективность в реабилитационных и профилактических программах для наркозависимых и ВИЧ-позитивных пациентов. Арт-терапевтическая работа, проводимая в этих центрах, дополняет другие мероприятия и виды помощи, повышая общую эффективность лечения и реабилитации наркозависимых. Она также обеспечивает те эффекты, достижение которых вряд ли возможно с применением медицинских воздействий, вербальной психотерапии или терапии занятостью.

Варианты арт-терапевтической работы могут быть разнообразными, что позволяет использовать ее потенциал в разных условиях – во время пребывания в стационарном отделении и при возвращении бывших наркозависимых домой. Дополнительными, связанными с арт-терапией и творческой реабилитацией формами их поддержки является организация выставок бывших наркозависимых, издание сборников их стихов и иные творческие проекты. Так. Например, участники арт-терапевтической группы участвовали в Пасхальной выставке, в помещении Александро-Невской Лавры.

Литература:

Копытин А. И. Теория и практика арт-терапии. СПб.: Питер, 2002а.

Копытин А. И. Использование представлений драматерапевтического подхода и современных паратеатральных форм в арт-терапевтическом процессе // Арт-терапия в эпоху постмодерна / Под ред. А. И. Копытина, СПб.: Речь-Семантика, 2002б.

Копытин А. И. Руководство по групповой арт-терапии. СПб.: Речь, 2003.

Копытин А. И., Корт Б. Исцеляющие путешествия: техники аналитической арт-терапии. СПб.: Речь, 2007.

Копытин А. И., Свистовская Е. Е. Арт-терапия детей и подростков. М.: Когито-центр, 2007.

Naumburg M. (1958) Art therapy: its scope and function. In E. F. Hammer (ed.) Clinical application of projective drawings. Springfield, Ill.: Charles Thomas.

Сведения об авторе: Богачев Олег Владимирович – педагог, работал директором реабилитационного центра; прошел базовый курс подготовки по арт-терапии и руководил арт-терапевтическими группами в разных учреждениях Санкт-Петербурга, занимающихся лечением и реабилитацией наркозависимых. В настоящее время – руководитель реабилитационного отделения Центра СПИДа в Санкт-Петербурге, обучается на двухгодичной программе постдипломной переподготовки по арт-терапии при Санкт-Петербургской государственной академии постдипломного педагогического образования.

http://www.art-therapy.ru