Техники аналитической арт-терапии. Копытин А. И., Б Корт

Техники аналитической арт-терапии. Исцеляющие путешествия.
CПб, Речь, 2007, Глава 10

«Мандала» в переводе с санскрита означает круг или центр. Так на Тибете называются циркулярные изображения, отражающие буддистскую картину мира, отношения человека с духовной реальностью. Во многих культурах круг является символом единства и целостности. Как изобразительная техника, применяемая в ходе арт-терапевтических занятий, создание мандал связано с созданием в круге рисунков, отражающих индивидуальные особенности автора — его психическое состояние, отношение к миру и самому себе, а также неосознаваемые потребности и тенденции развития.

В качестве инструмента психологической интеграции и оценки к созданию и анализу рисунков в круге впервые стал обращаться К. Юнг. Он описал некоторые психологические механизмы, лежащие в основе визуализации и создания мандал, а также возможные сопутствующие эффекты. Он, в частности, предположил, что проявляющиеся в сновидениях, фантазиях и рисунках клиентов круглые или сферические образы могут отражать особенности процесса психического развития (индивидуации) с характерными для него фазами, а также взаимодействие сознательных и бессознательных аспектов психики.

Анализируя структурные и содержательные особенности таких образов и творчески работая с ними, можно не только помочь клиенту лучше понять процесс своего развития, но и активизировать те психологические механизмы, которые обеспечивают преодоление кризисных состояний, связанных с процессом развития (Jung, 1965; Kopytin, 1993; Slegelis, 1987).

Использование мандал в арт-терапевтической практике и психологических исследованиях тесно связано с работой группы американских арт-терапевтов, возглавляемых Дж. Келлог. Ее подход к работе с мандалами в арт-терапии изложен в книге «Мандала — путь красоты» (Kellogg, 1978, 2002). Значительная часть этой книги в переводе на русский язык вошла в сборник «Диагностика в арт-тера¬пии. Метод „Мандала»» (Копытин, 2003).

В 1970-е гг. Дж. Келлог работала консультантом в Мерилендском психиатрическом научно-исследовательском центре в г. Катонсвиль, штат Мериленд, используя рисование мандал в качестве одного из инструментов исследования, в ходе которого испытывались новые психотропные препараты. С. Гроф и другие психиатры изучали измененные состояния сознания, вызванные применением психотропных средств на базе данного центра (Grof, 1985). Основываясь на анализе нескольких тысяч рисуночных мандал, созданных пациентами центра, Келлог создала оригинальную систему диагностических критериев для интерпретации рисунков в круге (так называемые «архетипические стадии Большого Круга Мандалы»), представив их в виде круга.

В последующем Дж. Келлог разработала проективный карточный тест мандалы (Оценочный и исследовательский инструмент мандала, сокращенно ОИИМ), который могут применять обучившиеся ему специалисты в области психического здоровья. Наряду с предложенным Келлог вариантом психотерапевтического и диагностического применения рисунков в круге, в арт-терапевтической и психологической практике и исследованиях на сегодняшний день используются и иные подходы. Один из авторов данной книги, А. И. Копытин, на протяжении долгого времени использовавший рисование в круге, в ходе арт-терапевтических занятий и много лет общавшийся с Келлог, выработал собственный алгоритм интерпретации мандал, который будет описан в этой главе.

СОЗДАНИЕ МАНДАЛ В АРТ-ТЕРАПИИ
Изображения в круге могут иметь разный размер и создаваться с использованием разных материалов — масляной пастели, карандашей, фломастеров, красок. Возможно также создание мандал из песка, глины, найденных природных элементов — камней, ракушек, зерен, плодов и т. д. В одних случаях клиенту предоставляется возможность свободного заполнения внутреннего пространства круга, обозначенного еще до начала работы. В других случаях возможна более жесткая организация процесса работы и пространства мандалы, если, например, работа имеет тематический характер (автору может быть, в частности, предложено отобразить в мандале свое представление о прошлом, настоящем и будущем или о временах года).
Большое значение для создания мандал имеет атмосфера психологической безопасности, ослабление сознательного контроля и возможность более или менее продолжительной фокусировки на процессе создания рисунка и медитативного взаимодействия с образом. Это позволяет визуализировать и создавать мандалы, более достоверно отражающие особенности состояния и проявление бессознательных элементов психики автора, а также усилить терапевтическую, гармонизирующую функцию процесса.

Как уже неоднократно подчеркивалось в книге, при создании рисунков в круге, как и при выполнении других техник аналитической арт-терапии, большое значение имеет последующее взаимодействие автора со своей творческой продукцией — медитация на рисунке, постижение скрытых в нем смыслов путем работы с ассоциациями, создание описания, драматизация, движения, танец и другие формы творческой активности. Арт-терапевт может ориентировать клиентов на выполнение этих видов творческой работы и организовывать последующее обсуждение мандал.

МАНДАЛА КАК ЗЕРКАЛО ЖИВОЙ СИСТЕМЫ. ОБЩИЙ АЛГОРИТМ ИНТЕРПРЕТАЦИИ МАНДАЛ

Как пишет Дж. Келлог (Келлог, 2003. С. 32), «мандала… может восприниматься как капля взятой на анализ крови, по которой можно определить, какие изменения происходят в организме и каков эффект лечения. И это — не единственная аналогия с биологическими пробами: мандалу можно рассматривать еще и как живую клетку, обладающую целостностью и жизнеспособностью. Гармония и красота присущи „здоровым» мандалам, так же, как они присущи здоровым живым организмам».
Использование мандал в арт-терапии убедило нас в том, что изображения в круге в качестве проективной процедуры часто отражают общие системные характеристики психики автора — ее организованность или хаотичность, целостность или фрагментарность, открытость или закрытость, устойчивость (статичность) или неустойчивость (в том числе разбалансированность, связанную с переживанием изменений).

Однако поскольку рисунки в круге могут отражать те проявления в структуре и функционировании психики, которые связаны с действием разных преходящих или систематически действующих внутренних и внешних факторов, правильное понимание психологического значения мандал без их учета невозможно.
Большое значение для понимания психологической нагрузки рисунков в круге может также иметь серийное рисование, позволяющее видеть, какие изменения происходят в рисунках за определенный период времени. Работая с мандалами в арт-терапии, мы убедились в том, что системные закономерности психики лучше всего раскрываются, если использовать те или иные варианты серийного рисунка. Один из них, несомненно, — создание рисунков в круге.

Предлагаемый нами алгоритм интерпретации мандал является одним из возможных подходов к исследованию их психологического содержания. Он позволяет рассмотреть множество разных системных признаков, обеспечивая достаточно детализированное и всестороннее исследование. Однако применение этого алгоритма будет иметь свои особенности в зависимости от того, в каких условиях, с кем и для чего проводится анализ.

Так, в одних случаях этот алгоритм может быть использован в основном с целью диагностики и оценки, в других случаях — применяться в ходе арт-терапевтических занятий и потому предполагать возможность развернутого диалога с клиентом и обратной связи, помогающих ему лучше понять свою внутреннюю реальность. Предлагаемый алгоритм также следует рассматривать как всего лишь опору для анализа, требующего значительной гибкости и творческой активности с обеих сторон.

1. Центр мандалы. Интерпретируя центр, можно исходить из предположения, что он является организующим элементом системы. Если система— это психика, то центр— это «Я» автора, то, что на языке аналитической психологии называется Эго (осознаваемое «Я»). Структурные и цветовые особенности центра, а также его размер будут отражать разные аспекты «Я» — степень его сформированности, силу, способность выполнять те или иные связанные с ним функции (сознательный контроль, целеполагание). Наличие двух центров может быть связано с переживанием «Я» глубоких изменений, связанных с процессом развития или иными причинами. Иногда это можно также рассматривать как признак противоречивого, амбивалентного «я». Следует учитывать и то, что центр в некоторых случаях может отражать так называемое «трансперсональное «Я» — духовный центр личности или то, что на языке аналитической психологии называется Самостью. Активное проявление Самости в центре рисунка можно связать с особого рода состояниями — измененными состояниями сознания, трансперсональными или «мистическими» переживаниями, которые могут наблюдаться в связи с процессом психического и духовного «роста», а также при некоторых психических расстройствах. Проявления Самости в центре мандалы, как правило, связаны с особыми символическими и цветовыми признаками (визуализация и изображение света, белая краска, изображение «всевидящего ока» и др.). Дополнительными признаками, позволяющими предполагать проявление Самости в центре мандалы, могут выступать особые переживания автора в момент ее создания или имевшие место ранее, которые он пытался передать в рисунке. В некоторых случаях создание рисунков, отражающих проявление Самости и контакт автора с этой частью Психики, сопровождается достижением терапевтических эффектов и переживанием инсайта. Отсутствие центра характерно для глубоких измененных состояний сознания, в том числе патологического характера (развивающихся, например, вследствие слабоумия). В некоторых случаях, если отсутствие центра наблюдается лишь на протяжении определенного отрезка времени, это может быть связано с особыми обстоятельствами или фазами в жизни человека (так, временное отсутствие центра может отмечаться на определенных этапах беременности и после родов).

2. Внешние границы мандалы. Внешние границы мандалы, как и центр, тесно связаны с осознаваемым «Я» и его функциями, в особенности, такой важной функцией, как способность осознавать свои психологические границы и защищать свое личное пространство в процессе взаимодействия с другими. В определенной мере границы мандалы также характеризуют степень открытости автора к контактам с внешним миром. Так, слишком плотные границы мандалы могут говорить об избегании контактов и потребности в самозащите. Границы мандалы также могут быть связаны с психологическим контейнированием — способностью аккумулировать психическую энергию.

3. Связь центра с внешними границами и разными зонами внутреннего пространства мандалы. Хорошая связь, как правило, может говорить о высокой психологической интеграции, способности «Я» ставить цели и достигать их, хорошем развитии воли и сознания. Однако значение может иметь и способ связи центра с внешними границами и разными зонами мандалы. В одних случаях интеграция изображения достигается за счет изображения идущих от центра лучей, лепестков цветка, напоминающих кристалл форм, а также геометрического характера рисунка. Такой способ связи более характерен для взрослых, хорошо функционирующих в социуме. В других случаях связь элементов рисунка и границ с центром достигается за счет изображения спирали. Этот способ является более регрессивным, отражающим ранние формы самосознания (связанные с фазой сепарации); иногда он даже может отражать перинатальный опыт (чаще — продвижение по родовому каналу, третью перинатальную матрицу, согласно С. Грофу).

5. Общий характер рисунка — степень хаотичности или упорядоченности. Упорядоченный характер мандал связан с наличием изображений геометрических фигур или хорошо оформленных образов, включая изображения людей, животных, растений. При этом элементы рисунка связаны друг с другом как пространственно, так и по содержанию (это можно выяснить благодаря обсуждению рисунка,уточнению ассоциаций). Такие изображения свойственны онтогенетически более зрелым состояниям. Хаотичные изображения характеризуются плохой связью между элементами рисунка. Наблюдение за процессом рисования часто позволяет подтвердить хаотичный характер мандалы. Автор рисует импульсивно, контроль над изобразительной деятельностью низкий. Нередко изобразительные элементы пересекают внешние границы мандалы. Такие рисунки говорят о регрессивных состояниях, а также характерны для органического поражения мозга со слабоумием. В некоторых случаях определенная степень хаотичности может быть связана со спонтанностью либо переживанием сильного аффекта.

6. Симметрия или асимметрия. Симметричные мандалы, то есть такие, в которых правая и левая половины или верхняя и нижняя часть «отзеркаливают» друг друга, могут свидетельствовать о покое, равновесии, пассивности, отсутствии психологических изменений. Асимметричные же более свойственны клиентам, переживающим процесс психологических изменений, а также тем, кто испытывает внутренний конфликт. Такие мандалы говорят об активной внутренней динамике, которая может быть связана как с процессом развития, так и с рядом эмоциональных и психических нарушений. Так, мандалы с выраженной асимметрией могут быть свойственны подросткам, говоря об амбивалентности их чувств, внутренней противоречивости и психологических изменениях. Асимметрия также может быть признаком невротического внутриличностного конфликта. Более «здоровый» характер имеют те асимметричные мандалы, в которых виден хорошо оформленный центр — он говорит о сохранении «Я», несмотря на изменения и внутренние противоречия, а также об активной стабилизирующей функции Самости (если, однако, имеются соответствующие дополнительные признаки проявления Самости в рисунке).
7. Движение в мандале. Движение в мандале часто отражает восприятие движения различных элементов образа еще на стадии его визуализации (представления). Иногда восприятие движения подтверждается лишь благодаря обсуждению рисунка и того, что клиент представлял перед рисованием или в процессе создания рисунка. Движение может иметь разный характер и направленность. Вращательное движение по часовой стрелке (которое может быть связано с изображением спирали, вихря или свастики) нередко говорит о процессе осознавания (переживании инсайта), энергетической мобилизации. Противоположное движение отражает усиление регрессивных тенденций, вытеснение определенного материала из сознания. Движение, направленное от центра к периферии мандалы, свидетельствует об усилении связей с внешним миром, потребности в действии. Движение, направленное от периферии к центру, говорит о потребности в сохранении энергии и уходе от контактов. Восходящее движение может быть одним из признаков трансперсональных, «мистических» переживаний. Нисходящее же движение говорит о фокусировке на телесных ощущениях, которая может иметь как патологический, так и здоровый характер.

8. Цвет и числовые элементы в мандале. Дополнительно следует проанализировать особенности цветового оформления мандалы и числовые проявления. Числа связаны с повторяющимися элементами изображения (например, лепестки у цветка), а также с геометрическими фигурами. При этом можно использовать разные системы психологического анализа цвета и чисел, однако предпочтительнее те из них, которые рассматривают цвет и числа как одну из форм символической экспрессии и допускают содержательную поливалентность цветов. После детального анализа мандалы можно перейти к формулировке гипотез, которые позволили бы объяснить характерные для нее признаки в их взаимосвязи друг с другом и с учетом условий, в которых происходили визуализация и создание образа. Гипотеза может объяснять особенности состояния, по возможности, также особенности процесса развития (его фазу, с точки зрения той или иной психологической концепции развития), в том числе, то, что может ему препятствовать или, наоборот, способствовать. Кроме того, гипотеза может включать обозначение ведущего внутриличностного конфликта и возможные пути его разрешения, а также внутренних ресурсов клиента.
Описанный алгоритм может быть дополнен анализом структурных и содержательных особенностей мандалы с использованием критериев архетипических стадий Большого Круга Мандалы.

АНАЛИЗ РИСУНКОВ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ КРИТЕРИЕВ АРХЕТИПИЧЕСКИХ СТАДИЙ БОЛЬШОГО КРУГА МАНДАЛЫ

Рис. 13. Система архетипических стадий Большого Круга Мандалы

В качестве основы для понимания психологической нагрузки Большого Круга Мандалы можно воспользоваться его делением на четыре квадранта или сегмента. Центр (нулевая стадия) и стадии, расположенные в левом нижнем секторе (первая-третья стадии Большого Круга Мандалы), отражают телесный опыт, предшествующий рождению (внутриутробный опыт), а также опыт, связанный с процессом появления на свет и наиболее ранними фазами постнатального развития (фаза грудного кормления), имеющими большое значение для формирования «базового доверия к миру». При этом первая стадия, или «Пустота», часто отражает переживания, связанные со второй перинатальной матрицей, а также ранний опыт дуальности, переживание закрытости и темноты. Такие изображения могут иногда быть характерны для тревожно-фобических расстройств, отражать переживание угрозы и являться одним из признаков перенесенной психической травмы. Вторая стадия, или «Блаженство», характеризуется текучестью, отсутствием ощущения «Я», отражает опыт внутриутробного развития, а также «пребывания у материнской груди». Мандалы с преобладание признаков этой стадии у взрослых могут свидетельствовать о позитивном переживании психического регресса, в том числе говорить о так называемом «идеализирующем переносе». Третья стадия, или «Спираль» («Лабиринт»), с онтогенетической точки зрения характеризует развитие первичных психических процессов, появление у ребенка зачатков самосознания, проявление потребности в большей самостоятельности, а также движение к еще непонятной цели. Эта стадия может затрагивать переживания, связанные с третьей перинатальной матрицей.
Верхний левый квадрант Большого Круга Мандалы отражает опыт появления на свет и последующее развитие осознаваемого «Я», борьбу с так называемой «тенью», а также формирование сексуальной идентичности и потребности во взаимоотношениях. Этот квадрант соответствует фазе психологического самоопределения и начала активного взаимодействия с внешним миром. Мандалы, соответствующие этим стадиям, в большей мере характеризуют опыт детства и подростковой фазы развития.

Как отмечает Фрейм (2006. С. 46), «шестая стадия, «Единоборство с драконом», отражает эдипальную стадию психосексуального развития, стремление освободиться от негативного опыта прошлого, борьбу с «тенью» или теми частями «Я», которые личность пытается подавить или отрицать. Седьмая стадия, «Оквадрачивание круга», отражает опыт генитальной стадии психосексуального развития, готовность к отношениям и разрешение внутренних противоречий. Она также говорит об объединении мужских и женских качеств «Я»».

Верхний правый квадрант отражает опыт, связанный с выходом в социум и самостоятельной жизнью, начинающейся после завершения психосексуального развития. Расположенные здесь стадии говорят об устойчивой сексуальной идентичности, ориентации на здесь-и-сейчас, на профессиональные достижения и взаимоотношения. Мандалы этого сектора также свидетельствуют о способности ставить и достигать цели, контролировать эмоциональные проявления, о развитых мыслительных процессах. Так, восьмая стадия, «Функционирующее Эго», говорит об ориентации на здесь-и-сейчас, оформленной идентичности, приоритетности деятельности и профессинальных достижений при значительной внутренней свободе и достаточной спонтанности. Девятая стадия, «Кристаллизация», связана с устойчивым функционированием в семье или какой-либо институциональной системе, потребностью во взаимной поддержке и самоорганизации. В отличие от восьмой стадии, девятая стадия характеризуется снижением спонтанности, часто — повышенным самоконтролем и консервативными установками.

Нижний правый квадрант отражает болезненный опыт, связанный с утратой привычного чувства «Я», крушением прежней системы ценностей и отказом от прежних форм поведения. Так, десятая стадия, «Ворота смерти», отражает опыт «встречи со смертью», экзистенциальные переживания, нередко также включает депрессивные эпизоды и тягостное переживание утраты. Одиннадцатая стадия, «Фрагментация», отражает утрату прежнего чувства «Я», переживание неопределенности и неясности перспектив будущего. Эта стадия нередко связана с патологическими переживаниями (деменция, спутанность) либо с измененными состояниями сознания, сопровождающимися утратой ощущения собственной телесности. Двенадцатая стадия, «Трансцендентный экстаз», отражает опыт обновления, формирование нового, целостного «Я». Эта стадия может рассматриваться как связанная с установлением новых отношений с трансперсональным «Я» (Самостью), формированием духовных приоритетов и успешной интеграцией опыта измененных состояний сознания.

Пример 1. В качестве одного из примеров создания мандал в ходе арт-терапевтических занятий приводим следующий рисунок, созданный участником арт-терапевтической группы, работающей на базе дневного стационара психоневрологического диспансера. У автора рисунка имеется длительная алкогольная зависимость. Он неоднократно, в связи с острыми психотическими состояниями, развивавшимися на почве алкогольной зависимости, поступал на лечение в психиатрическую больницу. В то же время, этот относительно молодой мужчина (35 лет) периодически заявляет о своем желании избавиться от алкогольной зависимости. Нигде длительно не работает, однако, потеряв работу, возобновляет поиски новой. Семьи не имеет. Снижения трудоспособности нет.

После выписки из психиатрической больницы ему было предложено пройти курс восстановительного лечения и реабилитации на базе дневного стационара. Вскоре после начала посещения дневного стационара он был включен в арт-терапевтическую группу. Его мандала была создана на одном из первых занятий.

Можно видеть, что рисунок включает два центра. Один из них в виде оранжевого ромба расположен ниже, другой — в виде красного солнца с короткими лучами и черным центром — выше. Оба центра находятся в средней части мандалы, ассоциирующейся с вертикально расположенным «каналом». В верхней части этого «канала» имеются многочисленные пунктирные линии голубого цвета, напоминающие дождь. В нижней части — нечто напоминающее радугу.

Внешние границы мандалы преимущественно толстые, выполнены черным и синим цветом. Можно видеть, что границы имеются и внутри мандалы. Они отделяют ее правую и левую части от средней части, где помещены два центра. Левый сегмент заполнен темно-фиолетовым цветом, правый сегмент включает изображение птицы, которая клюет нечто напоминающее красный плод.

В процессе создания рисунка клиент испытывал напряжение. В ходе обсуждения он признался, что внутренне «проживал» ситуацию жизненного выбора, решал, по какому пути ему идти. Чувствовал неясность перспектив будущего, страх перед ним и, в то же время, «боялся заглянуть в прошлое», потому, что «там нет ничего хорошего». В то же время, чувствовал, что в связи с проводимым лечением у него есть шанс.
Наличие двух центров в рисунке говорит о неуверенном, колеблющемся «Я», а слабая связь обоих центров с другими элементами рисунка и внешними границами — о недостаточной активности и слабой воле. Толстые внешние и внутренние границы, отделяющие левую и правую части рисунка от центра, можно рассматривать как «бегство» и от прошлого, и от будущего. Поскольку оба центра располагаются в средней части (настоящее), можно предположить, что это отражает ориентацию на здесь-и-сейчас. Однако опыт здесь-и-сейчас, судя по элементам, расположенным в средней части, имеет, скорее, регрессивную природу. Так, повторяющиеся штрихи синего цвета можно квалифицировать как один из признаков второй стадии Большого Круга Мандалы, «Блаженства».

CПб, Речь, 2007, Глава 10



Categories: Без рубрики