Мандала, Сьюзан Финчер, главы из книги

«Создавая мандалы для понимания, исцеления и самовыражения»

Мандала: отражение самости
Персидский пастух пристально вглядывается в ночное небо и видит закручивающийся спиральный рисунок звезд. Американский ребенок выбирает карандаш и радостно раскрашивает лист бумаги, снова и снова двигая по кругу руку и кисть. Скандинавский жрец Бога Солнца становится на мокрый песок и рисует круг вокруг своих ног. Индийский паломник благоговейно обходит вокруг памятника, отмечающий просветление Будды. Тибетский монах берет кисть в руку для того, чтобы начать утреннюю медитацию: рисование традиционного кругового рисунка. Немецкая монахиня переживает видение Бога как светящегося колеса. Что общего у этих абсолютно разных людей? Все они подтверждают неотразимое для человека очаровании круга.
Почему круг был столь важной частью человеческой культуры с самых древних времен? Почему люди всех культур, времен и мест находили мотив круга столь удовлетворяющей и значимой формой выражения? Вот описание того, как один мужчина понимает значение круга, который он называет «мандала».

Каждое утро я набрасывал в записной книжке маленький рисунок круга, мандалу, который отражал мою внутреннюю ситуацию в этот момент… лишь постепенно я обнаружил, что мандала на самом деле это: … Самость, целостность личности, которая обнаруживается, если все происходит гармонично. (Юнг, 1965: 195-196).
Карл Густав Юнг, швейцарский психиатр, адаптировал санскритское слово мандала, для описания круговых рисунков, которые рисовал он сам и его пациенты. Мандала означает центр, окружность или магический круг. Юнг ассоциировал мандалу с Самостью, центром всей личности. Он считал, что мандала показывает естественное стремление пережить наши возможности, выполнить рисунок целой личности.

Рост по направлению к целостности – это естественный процесс, который освещает уникальность и индивидуальность человека. Поэтому Юнг называл этот процесс индивидуацией. Он настаивал на уважительном внимании к символам бессознательного как к способу стимулировать личностный рост. Юнг видел спонтанные появления мандал в снах, воображении и творчестве как доказательство того, что происходит индивидуация. Результатом индивидуации является гармоничный союз личности с Самостью, служащей центральным объединяющим принципом. Юнг писал, что основной мотив мандалы является предчувствием центра личности, родом центральной точки в душе, с которой все связано, которой все организовано, и которая сама по себе является источником энергии. Энергия центра проявляется в непреодолимом принуждении и желании стать тем, кем каждый является, так же, как любой организм стремится к достижению той формы, которая характерна для его природы, не взирая на обстоятельства. Об этом центре не думают как об эго и его не ощущают таковым, но, если можно так выразиться, это есть самость. (1973b:73).

Где возникла идея мандалы? Круговой мотив появляется в человеческой истории очень рано. В древних наскальных рисунках Африки, Европы и Северной Америки использовались круги, спирали и тому подобные рисунки. Непонятно, для чего они изображались, но мы знаем, что они были чем-то важным, т.к. их было очень много. Что мы знаем о людях, которые не могут помочь нам объяснить их выбор круга как значимого образа?

Давайте обратимся к естественной истории в поисках ответа. Рассмотрим момент, когда мы все появляемся. Мы растем из крошечного круглого яйца, содержащегося в матке нашей матери. В ее матке мы окружены и прочно удерживаемся внутри сферического пространства. Когда наступает время появиться на свет, мы выталкиваемся серией круговых мускулов через трубчатый родильный канал и выходим в мир через круглое отверстие.

Родившись, мы обнаруживаем себя на круглой планете, вращающейся по круговой орбите вокруг Солнца. Мы прикованы к земле силой гравитации, поэтому мы не осознаем нашего вращения. Но наши тела знают о нем. Если мы посмотрим глубже, на уровень атомов, из которых состоят наши тела, мы найдем еще одну вселенную, где элементы вращаются по своим круговым орбитам. Подсознательное ощущение вращения, как и память о матке, закодирована в наших телах. Таким образом, мы предрасположены к тому, чтобы реагировать на форму круга. Эти факты человеческой жизни являются общими для всех людей, как древних, так и наших современников.

Рассматривая жизнь наших предков, живших на планете задолго до нас, мы можем обнаружить еще больше причин для того, чтобы обосновать важность круга. Древние люди жили близко к природе. Естественные ритмы небес и земли были для них теми силами, которые диктовали им стиль жизни. Охота и собирательство были возможны только при свете солнца. С приходом ночи наши предки отходили ко сну. Собираясь вокруг огня, они естественно образовывали круг, поворачиваясь к свету, теплу и движению огня в центре.

Если мы дадим сознанию самое простое определение — бодрствование, то недостаточное сознание будет сном. Днем, когда светит солнце, люди бодры, сознательны и активны. Когда приходит ночь, люди спят и сознание, как солнце, исчезает в темноте. С новым днем человек вновь просыпается, он вновь сознателен. Перемена сна и бодрствования регулируется светом солнца. Таким образом, солнце является подходящим символом бодрствующего сознания, которое оно пробуждает в человеке.

Если мы вообразим себе времена наших первых предков, мы поймем, насколько солнце, звезды и луна должны были их очаровывать. Интерес к этим природным элементам показывается тем фактом, что самые ранние ритуалы явно вращались вокруг солнца. Древние мандалы, высеченные во многих местах мира, показывают благоговение перед солнцем и луной. Эти круглые небесные тела могли служить для наших предков природными символами, поддерживающими сознание и помогающими людям развить их мышление выше исключительно инстинктивных уровней. В Дании существуют древние росписи, показывающие шаг от инстинктивного группового мышления к индивидуальному осознанию себя.

Рядом с морем были обнаружены неолитические рисунки кораблей. Мандала символа солнца поблизости поддерживает догадку, что эти корабли ассоциировались с ритуалами поклонения солнцу, возможно испрашивавшими благословения для безопасного путешествия. Время от времени можно видеть следы поверх очертаний кораблей. Иногда на следы намекает круг, явно очерченный вокруг ног человека. Линия, пересекающая круг, обозначает разделение ног. Вторая линия расположена перпендикулярно к первой, так что весь рисунок представляет собой крест внутри круга.

Похоже, что древние люди использовали этот рисунок в качестве символа солнца. Тысячи лет спустя тот же самое спонтанно рисовали дети во время процесса развития их чувства личной идентичности. Шаг от группового сознания к чувству индивидуальности должен быть сделан на определенном этапе эволюции человека. Сдвиг в сознании, которого современные дети достигают совершенно естественно, сначала должен был быть достигнут несколькими особыми людьми. Могут ли мандалы Дании быть ключом к тому, как это произошло?

Может быть. Жрецы были людьми, выделенными из группы для проведения ритуалов. Они могли даже действовать как вместилище на время церемонии Бога-Солнца. Жрец, очерчивая свои ступни на том месте, где он стоял, представляя солнце, мог оставить видимый знак присутствия божества во время события. Вероятно, то, что жрец олицетворял солнце, в некотором отношении, было преображающим опытом, который делал возможным сдвиг в его мышлении.

Умственный процесс, при котором произошли изменения, мог быть следующим. Жрец, который должен был, очерчивая свои ступни во время ритуала, сказать: «На этом месте находится солнце», мог вместо этого подумать: «На этом месте нахожусь Я». У нас нет возможности узнать это наверняка, но вполне вероятно, что одними из первых людей, ощутивших себя индивидуальностями, были жрецы, такие как в Дании. Представляя солнце, они, возможно, пришли к осознанию себя как индивидуальности, отдельной и обособленной от группы. Из подобного опыта, через символическое взаимодействие с круговой формой солнца, могло родиться самосознание.

Загадочная, вечно меняющаяся Луна также могла оказать свое влияние на мышление человека. Легенды маори из тихоокеанского региона наводят на некоторые интригующие возможности того, как это могло быть. Существует множество историй о Мауи, обычном мужчине. В этих историях он встречается с женщиной по имени Нина. Мауи остается одним и тем же неугомонным персонажем на протяжении всех историй. Тем не менее, Нина принимает множество форм. Иногда она – предок Мауи, иногда – его мать, сестра, или другая родственница. Сложно понять, почему персонаж с одним и тем же именем должен быть столь разным. Мы можем начать понимать идентичность столь изменчивой женщины, когда узнаем, что Нина переводится как «луна». Множество ее обличий отражает разные фазы луны: сначала молодая (молодость), затем полная (зрелость) и наконец ущербная (старость).

Сьюзан Ланджер (Susanne Langer) предположила, что легенды маори используют луну в качестве естественного символа женщины и женственности. Она пишет: «Луна выражает всю тайну женственности, не только в своих фазах, но и в запутанном временном цикле ее полного исчезновения. Женщины в племенном обществе выработали расписание табу и ритуалов, за которыми мужчины не могли уследить» (1976:191). По прошествии времени и процесса конденсации, который позволил все большему и большему количеству слоев значения ассоциироваться с этим образом, луна стала общедоступным символом, который говорит что-то о самой жизни. Ланджер продолжает: «…так же, как жизнь стремится к полноте с каждой фазой прибывания, так же во время каждого периода убывания мы можем видеть, как старая луна вступает во владение постепенно каждой сверкающей частью. Жизнь поглощается смертью в наглядном процессе и поглощающий монстр был предком свету, который умер. Значимость луны неоспорима. Годы повторений держат картину жизни и смерти перед нашими глазами. Неудивительно, что люди научились созерцать ее, для того, чтобы сформировать свои представления относительно жизни каждого человека на примере этого цикла и осознать смерть как работу духовных предков, тех же, что дают жизнь. Из подобных размышлений должны были возникнуть понятия о возрождении и реинкарнации» (191-192).

Через ощущение своего тела, огненные круги и легко понимаемые примеры солнца и луны, нашим предкам была представлена форма круга. Неудивительно, что они приняли круг в качестве символа сознания, и жизни, смерти и возрождения. Весьма вероятно, что при дальнейшем распространении этих идей, круг был включен в мифы сотворения многих культур. Эти легенды ищут ответ на вопрос: «Откуда я пришел?».
Египетская мифология описывает космос как цельный круг до начала времен. Внутри этого круга Нут, богиня Неба, и Геб, бог Земли, были неразрывно связаны друг с другом. Потеряв этот круг, Родители мира разделились и дали начало времени, творению и сознанию. В Упанишадах, древнем религиозном тексте Индии, мы находим следующее: «Солнце есть Брахма – это учение. Вот объяснение: в начале этот мир был небытием. Это небытие стало бытием. Оно развивалось. Оно стало яйцом. Оно лежало так год. Оно развалилось надвое. Одна часть яйца была из серебра, другая – из золота. Серебряная часть это земля, золотая – небо…

Из этого родилось солнце. Когда оно родилось были крики и приветствия, все существа поднялись, чтобы приветствовать его. Поэтому на восходе во время каждого его возвращения раздаются крики и приветствия и все существа поднимаются, чтобы приветствовать его». (цит. Нойман, 1973:107).

Мифы о сотворении, основанные на идее круга, найдены в традициях Европы, Африки и юга Тихоокеанского региона, а так же в Индии. Ясно, что этот мотив резонирует с глубоким ощущением человеческой интуиции. В нашей западной культуре круг как начало всех вещей появился в работах Платона. Он дал нам такое объяснение творения: «…он создал вселенную как вращающуюся сферу, одну и одинокую, но по причине своего совершенства бывшую в состоянии составить компанию самой себе и не нуждавшуюся в дружбе или знакомстве» (цит. Кауфман, 1961:331).

Смена дня и ночи, вечно изменяющаяся луна и ритм смены времен года стали основой взгляда на мир, базирующимся на круге. Эта точка зрения, важная для людей, все еще живущих близко к природе, красноречиво выражена Черным Лосем, старейшиной племени дакота: «Все, что делает Сила Мира, она делает по кругу. Небо круглое, и я слышал, что земля тоже круглая, как мяч, и все звезды такие же. Ветер, когда он сильнее всего, закручивается спиралью. Птицы делают свои гнезда круглыми, их религия такая же, как и у нас. Солнце восходит и заходит по кругу. То же и луна. Даже времена года формируют большой круг, сменяя друг друга и всегда возвращаясь на свое место. Человеческая жизнь — это круг от детства до детства, и так везде, где движется сила» (цит. Нейхардт, 1961: 32-33).

Взгляд на мир как на круг имел для наших предков самое практическое применение. Они видели, что линия горизонта кажется кругом. Люди, пытаясь безопасно передвигаться по обширным территориям, изобрели методы ориентации в этом большом кругу. Разрабатывая схемы нахождения направления, было естественным начать с пространства, которое они знали лучше всего: с того, которое занимало их собственное тело. Давайте рассмотрим тело, со всеми его конечностями и органами как фокальную точку для организации пространства внутри круга горизонта.
Билатеральное строение тела создало правую и левую стороны. Если вытянуть руки в противоположные стороны от тела, можно вообразить линии, проходящие через вытянутые руки до горизонта. Таким образом устанавливаются два противоположных направления в кругу. Размещение глаз впереди естественно предлагает линию взгляда как другое направление и подразумевает противоположное направление как продолжение этой линии назад. Таким образом, мы можем вообразить классическую мандалу, состоящую из линии горизонта (круг) и четырех линий, в точке пересечения которых находится тело.

Эта схема разделения пространства использовалась этрусскими предсказателями. Они интерпретировали события относительно того, где внутри воображаемой мандалы они происходили. Так же для установления направлений тело использовали индейцы, у которых центральную точку тела была еще одним направлением. Кроме того, у них были направления вверх и вниз, выведенные из вертикального положения тела, что в сумме давало семь направлений.

Когда воображаемая мандала тела и ее четыре направления ориентируются относительно постоянной позиции Полярной звезды, можно установить четыре основных направления. По этой схеме наши предки могли начертить четкий путь из одного места в другое. Они моги придерживаться своего направления даже тогда, когда препятствия требовали временного отклонения от намеченного пути. Это было важно для выживания. Способность планировать свое путешествие сделала возможным возвращение к источникам воды и пищи. Использование формы классической мандалы для установления ориентации в физическом пространстве, без сомнения, добавило ей силы в качестве символа.

Знание положения Полярной звезды было решающим для описанного выше способа ориентирования. Века наблюдений подтвердили ее неподвижное положение на небе. Наши предки так же с интересом изучали циклическое появление других звезд. Они определили созвездия и дали им названия, такие как Бык (Египет), Рак (Персия), и Овен (Индия). Луна и планеты рассматривались как божества. Китайцы представляли луну в качестве богини, каждую ночь останавливавшейся в звездном дворце следующего воина-любовника.

Ночное небо было похоже на огромную круглую чашу, наполненную точками света. Движение небесных тел внутри этого круга указало на колесо древним наблюдателям. Кельты называли небеса Серебряным Колесом Арианрода (Arianrhod). Именно там благословенные души находили свой дом.

Стоунхедж является земным отражением этого небесного колеса. Существует предположение, что его строение было разработано ранними британцами для того, чтобы отмечать продвижение солнца в течение года. Тщательное размещение камней вызывает равнение на восход в день летнего солнцестояния. Этот каменный круг, без сомнения, был центром проведения ритуалов почитания обожествляемых небесных тел.

В результате тысячелетних астрономических наблюдений появился Зодиак, колесо с двенадцатью сегментами. Каждой из двенадцати частей, также называемых домами, присвоено имя определенного созвездия. Зодиак показывает положение солнца относительно луны, звезд и планет в течение года. Астрологи верят, что они могут предсказывать будущие события, основываясь на взаимодействии Зодиака. Это — еще один пример использования круга для ориентации человека в мире.

Мы можем видеть, как круг использовался для объяснения того, как начался мир, для нахождения направления в мире и в качестве символа чудес природы. Неудивительно, что круг так же был частью ритуалов, направленных на то, чтобы вызвать, направить, вместить или пригласить переживание божественного. Многие религиозные ритуалы начинаются с установления священного круга. Жрицы вуду, например, чертят круг на земле, чтобы послать приглашение богам. Индейские создатели щитов начинают свою священную работу с танца в кругу, где они пропевают Создателю свои просьбы даровать им руководство. Некоторые церемонии используют круговые движения для вхождения в экстатические состояния сознания. Эскимосы вырезают круги на камне с повторяющимися ритмическими движениями в течение долгого времени для того, чтобы войти в транс. Дервиши кружатся для того, чтобы включиться в святость круга как проявления небесной гармонии. Захватывающая кульминация церемонии танца солнца у индейцев наступает, когда вращение участников приостанавливается веревками, вращающимися в медленном кругу вокруг центральной точки.

Пространство внутри ритуального круга меняется от обычного к священному. Для людей, которые воспринимают круг как отражение сути жизни, творение круга является священным действием. Это так же может быть попыткой достичь резонанса с божественной гармонией вселенной, проявленной в круговом движении солнца и луны. Считается, что результатом синхронизации своих действий с божественным планом будет добро. Именно поэтому контакт со священной реальностью, обозначенной кругом, может быть исцеляющим, например у народа навахо.

Люди навахо с юго-запада живут тихой жизнью, управляемой традиционными понятиями о природе, жизни и здоровье. Болезнь рассматривается как результат нарушения естественной гармонии. Когда целителя-навахо просят помочь больному, он начинает с ритуалов, восстанавливающих природный баланс. Он разглаживает окружность на земле и создает мандалу из цветного песка. Рисунок из песка создается в традиционной манере и выбирается целителем в соответствии с нуждами ситуации. Священный порядок в рисунке мандалы должен восстановить гармонию, пригласить божеств-помощников и, таким образом, восстановить здоровье.

В природе также существуют места в форме круга. Пещеры и горы – прекрасный тому пример. Древние люди часто считали запоминающиеся места священными без необходимости придавать им это качество при помощи человеческих ритуалов. Глубокие, темные пещеры держали их в благоговейном трепете как места, где можно контактировать с предками. Величественные горы, с которых открывался вид на далекие окрестности, должны были быть ближе к миру небесных духов. Ритуалы на святых местах освящали их еще больше.

Известная гора Фудзияма в Японии является примером природного священного места. Эта гора – вулкан находится в семидесяти милях на юго-запад от Токио. Это самая высокая гора Японии, возвышающаяся над уровнем моря более чем на 12000 футов. Легенда гласит, что вулкан сформировался за одну ночь в 285 г. до н.э. Он находится в покое с 1700-х годов.

Фудзияма – одиночный пик, который можно увидеть за долгие мили. Это любимый предмет творчества художников и поэтов. В качестве священного символа Японии его ежегодно посещают тысячи людей со всех концов страны. Спиральная дорога приводит паломников от подножия горы рядом с океаном к ее покрытой снегом вершине. Они останавливаются во множестве мест поклонения и храмов, расположенных на скользком подъеме, для того, чтобы освежиться, помедитировать и насладиться прекрасным видом воды и окрестностей.

Создавая цивилизацию, люди начали возводить ритуальные строения, взяв за основу священные пещеры и горы, возможно, в надежде принять в них какую-то часть силы природных святынь. Кива индейцев пуэбло построены как подземные пещеры. Они круглые, потому что «небо, там, где оно встречается с солнцем, круглое» (Вильямсон (Williamson), 1978:82). Возможно, стремясь стать ближе к небесным божествам, люди возводили постройки, своими формами напоминающие форму горы. Самые ранние известные рукотворные священные горы, находящиеся в Месопотамии, были построены более пяти тысяч лет назад. Эти постройки называются зиггуратами.

Зиггураты строились в соответствии с планом, основанном на числах и пропорциях, тщательно вычисленных во время внимательного изучения луны, звезд и планет. Каждая из них состоит из квадратной усеченной пирамиды, возвышающейся на определенное количество ступеней. Вершина зиггурата считалась наиболее священным местом. Часто на ней высаживали священное дерево, и она служила местом астрономических наблюдений. Восхождение на вершину зиггурата передвигало человека в центр священной территории. Как священное место это точка также символизировала Центр, первичный источник всего творения. Зиггурат действовал в качестве модели космоса и в его структуре была закодирована история творения.
Традицию зиггуратов продолжили священные места Востока, такие как Боробудур на Яве, Индонезия, и Санчи в Индии. Санчи почитается как место просветления Будды. Строение представляет собой массивный купол пятнадцати футов высоты, в котором находится священные мощи Будды. Купол окружен аллеей. За ней четыре стены формируют площадь, войти на которую можно через искусно украшенные каменные ворота.

Буддистская святыня в Санчи так же устроена для ритуального кругового движения. Паломники входят через восточные ворота, обходят купол по часовой стрелке. Когда они входят в ворота и двигаются рядом с мощами, они попадают в мощное измененное состояние сознания (Кравен (Craven). Считается, что пребывание рядом с мощами Будды оказывает благотворный эффект. Ходьба по кругу служит усилению интенсивности переживаемого. Это место было центром религиозных обрядов более двух тысяч лет.

Если мы представим себя над усыпальницей в Санчи и посмотрим на нее сверху, вместо трех измерений, мы увидим два. Затем мы обнаружим большое сходство между рисунком Санчи и замысловатыми мандалами Тибета. Тибетские мандалы, также известные как танка, включают в себя круги и квадраты, наряду с множеством других фигур, символов и мотивов. В квадратах можно различить основную структуру крепостных сооружений с четырьмя воротами. Символ божества помещен в центральный круг. Мы можем заметить, что тибетская мандала повторяет рисунок Санчи с его круглым куполом и квадратной площадью.

Есть и другое сходство. Верующие также обходят танка по кругу. Хотя делают это не ногами, а глазами. В соответствии с традицией, они прослеживают рисунок мандалы. Каждый вход охраняется свирепым божеством, которое представляет такой аспект человека, который должен быть преодолен, прежде чем можно будет двигаться к центру: привязанность, зависть, страх. Мандала служит картой внутренней реальности, направляющей и поддерживающей психологическое развитие тех, кто хочет продвинуться в духовном осознании.

Тибетская мандала служит зрительной помощью при медитации. Мандала так же может быть попыткой проиллюстрировать текущую духовную реализацию. Юнг (1974) предположил, что именно так были придуманы первые ритуальные мандалы. Туччи (Tucci) соглашается, что вначале мандалы были разработаны через опыт интроспекции, направляемый «некой присущей человеческому духу необходимостью» (1961:27). Лишь позже они стали использоваться для того, чтобы проследить путь к тем состояниям сознания, из которого мандала появилась. Туччи пишет:
«Таким образом, мандала, родившись из внутреннего импульса, стала, в свою очередь, поддержкой для медитации, внешним инструментом для вызывания и обеспечения видений в тихой концентрации и сосредоточении. Интуиция, которая вначале была капризной и непредсказуемой, теперь отражена вне мистика, который, концентрируя свой ум, вновь обнаруживает путь достижения этой тайной реальности».

Мандала в качестве зрительной помощи для достижения желаемых состояний сознания так же известна в Европе. Удивительный тому пример в готических соборах – круглые окна, которые притягивают взгляд и поражают зрителя чувством гармонии, благоговейного трепета и экзальтации. Средневековые европейские церкви часто использовали рисунок круглого лабиринта на плитках пола около входа. Эта мандала является представлением паломничества в святой город Иерусалим. Паломники молились, двигаясь на коленях от начала лабиринта, медленно продвигаясь внутрь по направлению к центру Нового Иерусалима. Чувствуется, что участие в подобном символическом путешествии помогало набожному христианину продвинуться ближе к мистическому Иерусалиму, который является метафорой объединения с Богом.

Желание поделиться своим опытом, научить и показать путь другим к такой же реализации вдохновило Хильдегард из Бингена (Hildegard of Bingen) создать мандалу. Через свои мандалы Хильдегард выразила понимание Бога, полученное в ее мистических видениях. Эта христианская святая одиннадцатого века описывает образ Бога так: «королевский трон внутри круга, на котором восседает человек, исполненный света удивительной красоты… И от этого человека, сидящего на троне и полного света, распространяется круг золотого цвета, как от восходящего солнца. Я не вижу ему края». (Цит. Фокс (Fox), 1985:40)

Другое видение она описала как колесо, расположенное как лоно на груди возвышающейся фигуры. Она пишет: «Так же как колесо включает в себя все, что спрятано внутри него, так же и Святой Господь включает в себя все без предела, и он превосходит все». (цит. Фокс, 1985:40).

Мистические переживания побудили Хильдегард начать творческую писательскую и художественную деятельность. Кажется, это было для нее чествованием того, что она увидела, способом сохранить нуминозный опыт и попыткой донести информацию до других людей в том виде, в котором они могут ее воспринять и найти для себя полезной. Создание мандал было для Хильдегард исцеляющим. Она начала свою работу, будучи сильно больной. Когда она выразила свое творчество в писательстве и рисовании, ее симптомы исчезли.

Другой европейский мистик, Якоб Бем (Jakob Boehme), создал мандалы, символизирующие христианскую космологию. В его видении две великие реальности духа и материи (природы) вращаются вместе как колеса внутри большего круга Божественного. Он писал: «Колесо природы складывается само в себя извне; т.к. Бог пребывает Сам в Себе и Его невозможно описать или нарисовать, Он подобен лишь природе, подобно тому, как Бог изображает Себя в образе природы; Он везде и пребывает в Себе. Замечание: внешнее колесо – это Зодиак со звездами, за ними идут семь планет». (цит. Юнг, 1974:239).

Бем создаст из своего космического видения мандалу для медитации. Он пишет, что «мы можем нарисовать это в большом кругу для медитации тех, кто хуже понимает» (цит. Юнг, 1974:239).

Бем был сильно обеспокоен возражениями. На его идеи оказали влияние традиции алхимии, которые предписывают разделение основного вещества на противоположные элементы перед очищением и дистилляцией в полезную субстанцию. Его работа противоречила этому, т.к. он предположил, что все, состоящее из тьмы и света, является аспектом Бога. Его мандалы разделены на две части, относящиеся к большому целому круга. Мы можем увидеть в его работе опору на форму круга, которая содержит разделенные элементы и организует их в гармоничное целое. Это отражает его мистическое видение того, что все вещи содержатся внутри великой реальности Бога.

Джордано Бруно, итальянец, живший в эпоху Ренессанса, создал серию мандал, которые, как он верил, принесут позитивные изменения тем, кто будет их использовать. Его рисунки представляли собой идеальные формы, которые существуют на идеальном плане. Он поощрял использование своих мандал в упражнениях по визуализации. Бруно верил, что при запоминании образов идеальные формы отпечатаются в воображении. Результатом чего, в свою очередь, будет изменение личности к лучшему, большая связь с гармонией, изображенной на его мандалах.
Из всего этого ясно, насколько богатой и значимой является для человека традиция использования мандалы в качестве метода ориентации, духовной практики и связи с космическими ритмами вселенной. Для того, чтобы перевести эту информацию на более личный уровень, я опишу некоторые подробности типичного ритуала мандалы, практикуемого на востоке. Наиболее сложный и детальный ритуал мандалы был создан в тибетском буддизме. Для того, чтобы понять процесс практики, необходимо кое-что узнать о тех верованиях, на которых он основан.

Ранние буддисты верили, что существует два плана существования, два абсолютно разных мира, которые никак не сообщаются друг с другом. Как объясняет Туччи, первый мир – это наша знакомая реальность, в которой действует карма, в которой мы вечно умираем и рождаемся вновь. Другой мир – это нирвана, достигаемая качественным скачком, когда карма и движущие ей силы останавливаются или сдерживаются. Это достигается, когда через познание и жизненный опыт, человек осознает, что вселенная это «только становление и поток» (Туччи, 1961:3). Это останавливает механизм кармического процесса и делает возможным попадание в нирвану.
План нирваны можно определить как Абсолют, истинную сущность всего существующего в том мире, который мы знаем. Абсолют воображается как свет. Верующие видят его внутренним зрением, когда их внимание перемещается от внешнего мира и фокусируется на внутреннем. Это бесцветный ослепительный свет. Традиционный текст объясняет переживание реализации так: «Теперь тебе откроется свет Чистого Абсолюта. Ты должен узнать его, о благородный. В этот момент твой ум в своей незапятнанной сути, чистый и без тени содержания или качества, является Абсолютом». (цит. Туччи, 1961:6).

Для достижения просветления человек должен стараться смотреть сквозь иллюзию разделенности, так, чтобы ощутить целостность Абсолюта. Это требует перестройки верований эго. Следовательно, работа по достижению просветления является внутренней, даже если она поддерживается внешними практиками и ритуалами, медитацией или другими действиями.

Туччи отмечает, что верующий, желающий получить инициацию на путь мандалы, должен значительно продвинуться в своей внутренней работе, чтобы быть принятым. Работа с мандалой проходит под опекой гуру, который судит о готовности верующего и дает ему технические инструкции в подходящее время в подходящем месте. Традиция мандалы, в которую посвящается претендент, зависит от знаний гуру, его суждений относительно нужд ученика и предзнаменований.

В определенном месте на земле расчищается пространство. Необходимое отношение внушается ученику ритуальным очищением, медитацией, постом и песнопениями. Ученику дают цветные нитки и показывают как нарисовать круг, разделенный на четыре равных части. Мандала сознается при помощи красок, чернил или цветного песка. Используются традиционные цвета и рисунки, но существует возможность некоторых индивидуальных вариаций внутри стандарта. Материалы, такие как ляпис лазурь для голубой краски, имеют в ритуале свой символический смысл.

Когда традиционная цветная форма тибетской мандалы закончена, верующий получает инструкции по медитации. Она разработана таким образом, чтобы провести его через столкновения с теми его аспектами, которые препятствуют полной реализации чистого сознания. Эта часть техники требует углубления его понимания традиционных символов мандалы через личный опыт. Эта внутренняя работа упрощается визуализацией, основанной на мандале. Верующий вызывает умственный образ фигур мандалы. Внутренним взором он концентрируется на этих образах, перемещая их через предписанные изменения относительно его самого. Для того, чтобы интенсифицировать его опыт, гуру напоминает ему, что эти образы не реальны, а являются всего лишь проекцией его собственного воображения.
«О благородный, этот рай тоже не существует, он расположен в центре и в четырех основных точках твоего сердца и приходит из него, прежде чем появиться перед тобой. Эти формы не приходят ни из какого другого места: они лишь ткань твоего ума. И так ты их и должен распознавать». (Цит. Туччи 19961:27).

При помощи тренировки и повторения практик верующий учится вызывать в уме живые образы мандалы и задерживаться на них как на знаках возвращения из мира разделенности в реальность объединения, где он связан с чистым сознанием. Таким образом, мандала служит тибетским верующим дорогой туда и обратно от различных состояний сознания.

Традиционно мандалы служили инструментами медитации для увеличения концентрации на внутреннем я и достижения значимого опыта. В то же время, они создают внутренний порядок. Мандалы символизируют «безопасное убежище внутреннего примирения и целостности» (Юнг, 1973:100). Мандалы имеют значение в психологическом смысле и важны для ощущения жизни, как важность ориентирования в физической реальности необходима для выживания. В следующей главе мы рассмотрим, как мандала может быть использована современными западными людьми в нашем поиске смысла, личностного роста и духовного опыта.

Юнг познакомил современную психологию с идеей мандалы. Его открытия происходят из его собственного внутреннего исследования. В возрасти тридцати восьми лет Юнг покинул пост в университете, потому что академическая жизнь утратила свою новизну. Он посвятил себя внутренней жизни и вел дневник снов, мыслей и рисунков. Каждое утро в своем дневнике он набрасывал круговой рисунок, просто следуя внутреннего импульсу.

Юнг сделал наблюдение, что его рисунки меняются, отражая состояние его психики. Однажды он получил раздражающее письмо от своего друга, и границы круга, который он нарисовал на следующий день, были разорваны. Юнг был уверен, что изменение в его настроении отразилось в изменениях его рисунков. С помощью своих рисунков Юнг день за днем наблюдал трансформацию психики.

Юнг узнал, что подобные круговые рисунки назывались мандалами, что означает и центр, и окружность в индийской традиции. Индийская мандала — это микрокосм идеальной реальности, с которой верующие восточных религий ищут взаимодействия. Юнг понял, что мандалы имеют такое же особое значение и для западных людей. Их значение происходит из их роли в качестве символа Самости. Юнг писал: «Самость, я думаю, была как монада, которой я являюсь, и которая является моим миром. Мандала представляет эту монаду, и соответствует микрокосмической природе души» (1965:196). Озарение Юнга было подтверждено во сне несколькими годами позже (там же, 198). Ему приснилось, что он находится с группой людей, с которыми не имеет ничего общего. Они шли через темный, сырой, уродливый город. Это был традиционный европейский город, расположенный по четкой схеме, когда все улицы стремятся к центру. Через некоторое время группа увидела площадь в центре города. На площади был круглый бассейн с водой, а в центре него – остров. На острове росла магнолия, покрытая красными цветами. Дерево стояло в ярком золотом солнечном свете. Юнгу показалось, что дерево и излучало, и отражало свет. Он был ослеплен им.
Люди, с которыми Юнг путешествовал, заметили, что они не представляют, по какой причине кто бы то ни было захотел бы жить в таком месте. Юнг подумал, что когда он смотрит на это залитое светом дерево, он очень хорошо понимает, почему человек может захотеть жить здесь, рядом с деревом, излучающим безмятежное духовное спокойствие. Видение дерева, как освещенного центра во тьме, к которому ведут все пути, добавило веса его предположению, что психологическое развитие не может быть четким линейным движением вперед. Вместо этого развитие состоит из возвращения снова и снова к центру души, к Самости. В этом сне он обнаружил архетип Самости, — того аспекта человеческой души, которая создает рисунок, ориентацию и смысл. Он писал, что «цель психического развития – это самость. Не существует линейной эволюции; есть только вращение самости» (1965:196). Юнг отметил, что это осознание дало ему чувство стабильности и привело к возвращению внутреннего мира. Это послужило ему поддержкой во время сложного периода в его жизни.

То, что произошло с Юнгом, происходит и с вами. Самость создает рисунок вашей внутренней жизни. Ваши мандалы разоблачают динамику Самости, создавая матрицу, в которой раскрывается ваша уникальная идентичность. Круг мандалы отражает Самость, вмещающую стремление души к самореализации и целостности. В мотивах мандалы находят свое выражение и прошлое всего человечества, и символы личного опыта.
Мандала предлагает тайны, которые могут показаться экзотическими, смущающими или сложными. Это столь же легко как игра ребенка. Фактически, детьми мы уже открыли для себя мандалу. В возрасте трех или четырех лет мы, с удовольствием чертя каракули на листе бумаги, овладеваем формами. Как показала Келлог (1970), рисунки детей всего мира содержат формы мандалы: круги, кресты внутри кругов, солнце, круги с лицами, и тому подобное.

Рисунки мандалы спонтанны, им никто не учит, и они очень похожи у детей, принадлежащих самым разным культурам. Они редко возникают с такой же интенсивностью после пяти лет. Из этого мы можем заключить, что рисование мандал является частью природного порядка психологического созревания. Эти действия сопровождают процесс осознания ребенком самого себя.

Удивительно отметить, что мандалы, нарисованные детьми, повторяют те, что были созданы людьми тысячи лет назад. Почему детские рисунки столь похожи на нарисованные так давно? Возможно, потому что дети проходят те же шаги к осознанию, что и древние люди. То, что далось с таким трудом взрослым тысячи лет назад, повторяется современными детьми, которые быстро пробегают историческое развитие человеческого сознания на своем пути к зрелости.

Нейманн (1973) предположил, что мандалы, которые рисуют дети, помогают им установить свою идентичность. Это является частью врожденного процесса ориентации, который позволяет ребенку установить осознание себя как существующего в реальном мире времени, пространства и места. Это стремление к ориентации, видимо, вдохновляет на создание мандал. Возможно, современные дети отвечают на те же внутренние побуждения, что и их предки, когда они создавали мандалы. Нейманн приписывает этот импульс архетипу Самости.

Сознательная идентичность человека, — та, о которой мы знаем, — называется эго. Эго формируется в раннем возрасте из структуры Самости, которая действует как если бы она была стержнем, поддерживающей идентичность человека. Эго всегда существует относительно Самости. Эдинджер (Edinger) (1972) предположил, что в этих отношениях жизненный ритм разделения и объединения эго и Самости регулирует психическую жизнь. Ритмы этого танца, в котором эго приближается, а затем удаляется от модели Самости, отражается в формах мандалы.

Рано или поздно каждый из нас столкнется с Самостью. Мы можем испытывать желание обрести смысл в нашей жизни, или рана нанесена гордости нашего эго, или мы столкнулись с тем, что выглядит как бедствие. Мы можем влюбиться в неподходящего человека, заболеть, или нам приснится яркий сон. Целостность требует, чтобы мы установили взаимоотношения с этим таинственным центром внутри нас.
Женщина однажды рассказала мне сон, в котором ей приказали «сделать круг четырех ветров». Ей дали особое направление, которому она могла следовать в этом испытании Самостью. Для большинства из нас голос Самости не так ясен. Хотя мы решили открыть себя отношениям с Самостью, как мы можем сделать это?
Бессознательное, где находится динамизм Самости, — эта та часть нашей души, которая по определению неизвестна. Каким образом сделать возможным выражение бессознательного для того, чтобы установить эти отношения? Давайте поставим вопрос по-другому: как создать священное пространство, в которое мы пригласим Самость? Мы можем уделить внимание языку бессознательного и мы можем проявить уважение к Самости и культивировать наши с ней отношения путем создания мандал. Мандала содержит и организует архетипические энергии бессознательного в той форме, которая может быть ассимилирована сознательным.

Юнг обнаружил, что рисование и видение во сне мандал является естественной частью процесса индивидуации. Он поощрял своих пациентов дать свободную дорогу воображению и создавать мандалы спонтанно, не представляя их в уме заранее. Его теория мандалы была развита в работах Джоан Келлог. Келлог является арт-терапевтом, проводившим исследования со Станиславом Грофом в Психиатрическом Исследовательском центре Мериленда в семидесятых годах.

Келлог выяснила, что современные американцы, как и наши древние предки, должны центрировать себя в переходные периоды. Необходимость ориентации в новой реальности вынуждает нас временно сфокусироваться на нашем внутреннем мире. Мандала помогает нам добраться до бессознательных резервуаров силы, что делает возможным вновь обратиться к внешнему миру. Келлог рассматривает подобное использование мандалы в сравнении с тем, как ее используют в культурах, где мандалы создаются в религиозных ритуалах. Тем не менее, она подчеркивает, что мандала не должна быть ограничена в своем использовании только терапевтическими или религиозными целями. Мандала может быть использована как действенный путь, как средство передвижения в исследовании самого себя. Ухватившись за нить Ариадны, человек может предпринять путешествие к Самости, без гарантии, что он туда попадет, с одной лишь надеждой на внутреннюю трансформацию. (1978:12).

Когда мы создаем мандалу, мы создаем персональный символ, отражающий то, чем мы являемся в данный момент. Круг, который мы рисуем, содержит — или приглашает — конфликтующие части нашей природы проявиться. Даже если конфликт проявляется на поверхности, во время рисования мандалы происходит несомненное разрешение напряжения. Возможно, это происходит потому, что форма круга напоминает безопасность матки. Успокаивающий эффект рисования круга может также быть вызван его способностью служить символом пространства, занимаемого нашими телами. Рисование круга может быть чем-то вроде рисования защитной линии вокруг физического и психологического пространства, которые мы идентифицируем с самими собой.
Мандала призывает вмешательство Самости, лежащей в основе модели порядка и целостности, стержня жизни, который снабжает и поддерживает нас. Создавая мандалу, мы создаем наше собственное священное место, место защиты, фокус концентрации наших энергий. Когда мы выражаем наши внутренние конфликты в символической форме мандалы, мы даем их проекцию вне себя. Чувство единения может быть достигнуто просто рисованием внутри круга. Юнг писал о мандале: «Тот факт, что эти образы в определенных обстоятельствах имеют для своих авторов значительный терапевтический эффект, доказан эмпирически, и так же хорошо понятно, что они часто представляют весьма смелые попытки увидеть и соединить кажущиеся несовместимыми противоположности и преодолеть кажущиеся безнадежными ситуации. Даже простое усилие в этом направлении имеет исцеляющий эффект…» (1973b:5).

Путь мандалы, описанной в этой книге — это активная медитация с целью личностного роста и духовного обогащения. Он основан на традициях мандалы со всего мира, озарениях Юнга и Келлог и личном опыте использования мандалы. Лучше всего заниматься этой работой в одиночестве, с почтительным отношением к вечному архетипу Самости и уважением к истине момента. Исцеление, исследование самого себя и личностный рост приглашаются, когда мы спонтанно создаем цвета и формы внутри круга. Мы с заботой и вниманием изучаем символический язык мандалы и погружаемся в смысл того, кем мы являемся на самом деле.



Categories: Без рубрики